Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Комментарии
2014-07-06 в 01:53 

Сэйа Рианнон Атарем
Нет мучительней ада, чем свой собственный ад | В каждом храме горит для тебя свеча: я не дам тебе гостем быть в аду. | Он говорит, что видел Смерть, и что сам ею был (...) Пока он жив, его Война будет с ним
Сэм не нравилось в спальне. Совсем не нравилось.
И дело было даже не в двигающейся по столу чашке - к этому она привыкла так же быстро, как и к мячику и смеху в детской. Здесь было слишком холодно. Как в склепе. Или морге.
Впрочем, сейчас было не до рассуждений и не до игры в ассоциации.
Выругавшись про себя, что она так и не поела, Сэм начала медленно осматривать комнату, попутно перевязывая ладонь новым куском ткани. Да, сначала она найдет что-нибудь нужное, а потом пойдет на кухню и поест. Если, конечно, к тому моменту не начнется собрание в подвале. А если начнется, то еду нужно будет немного перенести по времени. Самое неприятное было в том, что есть так и не хотелось, скорее она просто понимала, что сделать это нужно - кровопотеря и полуголодовка не лучшие друзья.
Методично осматривая стопки одежды, выдвигая ящички туалетного столика и комода, она пыталась найти хоть что-то, что можно было бы назвать уликами. Почему она была почти уверена, что здесь вполне может оказаться еще что-то позаимствованное из архива полиции.
А еще она надеялась, что в эту комнату никто не решит заходить - ей хотелось немного побыть одной.

2014-07-06 в 21:00 

Сэйа Рианнон Атарем
Нет мучительней ада, чем свой собственный ад | В каждом храме горит для тебя свеча: я не дам тебе гостем быть в аду. | Он говорит, что видел Смерть, и что сам ею был (...) Пока он жив, его Война будет с ним
Проведя в этой ненавистной комнате почти час, Сэм уже не знает где еще можно поискать.
В очередной раз окинув комнату взглядом, Сэм вспоминает, что возможно единственное, что она еще не делала, так это не проверяла висящую в шкафу одежду и не поднимала ковер.
Под ковром со стороны кровати нет ничего интересного - только пыль. А вот проверить, не спрятано ли что с другой стороны, было немного сложнее - сначала нужно отодвинуть кофейный столик.
Странно, но мебель оказывается неожиданно тяжелой - или и правда сделана из качественного массива, или же ей просто нужно поесть, отмечает Сэм про себя, перетащив стол и стулья.
И удача улыбается ей.
“Впервые за сегодня”, - думает Сэм, вспоминая утренние разговоры на не слишком приятные темы, поднимая с пола лежащий к ней белой стороной снимок. Переворачивает. И чувствует, как разжимаются пальцы, а сама она делает шаг назад.
- Твою мать, - тихое ругательство остается неуслышанным, заглушенное звуком выстрела - отступая назад она задела ловушку.
- Черт, - шипит Сэм сквозь зубы, прижимая ладонь к раненому плечу - может, и ничего серьезного - кость же не торчит, а дырка затянется - но чертовски больно, да и кровь нужно чем-то остановить. Не найдя другого решения, она быстро разматывает ткань, которой недавно бинтовала ладонь и перевязывает плечо. Нового куска у нее нет даже в комнате, значит - нужно искать. Кажется, она видела её в зимнем саду несколько дней назад.
Подобрав злополучное фото с пола и прикусив губу, она быстро выходит из комнаты - мебель она на место поставит позднее, сейчас нужно разобраться с рукой. И не попасться на глаза Джиму - ей и прошлого раза хватило.

- - - - - > зимний сад

   

Чаепитие на кухне и не только

главная